СЛЕДЫ ДАЛЕКИХ ПРЕДКОВ

Археологические раскопки некоторых мест на берегах Бологовского озера, озера Глубокого и Озеревках позволяют сказать, что первыми поселенцами у нас были люди, относящиеся к периоду каменного века. В археологических раскопках нашей местности принимал участие известный советский археолог Александр Андреевич Спицын (1858 – 1931). Он начал свою научную деятельность еще в конце прошлого века, с 1891 года. Принимая активное участие в работе Археологической комиссии, он поднял значение русской археологии, составил картотеку археологических памятников, занимался раскопками и на территории Бологое, изучал материалы раскопок любителя-археолога князя Павла Арсеньевича Путятина, которым дал высокую оценку.

Князь Павел Арсеньевич Путятин – любопытная фигура русской истории. С одной стороны, это крупный помещик, представитель одной из старейших в России княжеских династий, с другой стороны, заметный представитель русского образованного общества конца XIX века. В архивах фонда № 15 Ленинградского института археологии Российской академии наук можно прочитать следующее: «…Княжеский род Путятиных – отрасль князей Друцких начала XY века. Предок их, князь Иван Семенович Друцкий, был прозван Путята. С тех пор и пошло название рода Путятиных».
Князь Павел Арсеньевич Путятин родился в 1837 году. Известный любитель-археолог и антрополог, комендант мирового посредника Вышневолоцкого уезда, предводитель дворянства, присутствовал при коронации Александра III. В 1906 году уволен от должности Вышневолоцкого уездного предводителя дворянства по состоянию здоровья, получил пенсию 900 рублей в год.
До 1917 года Путятин – крупный землевладелец, имевший только в Бологое 29172 квадратных сажени земли. Землю он сдавал в аренду.
Археологическая коллекция находок князя Путятина пользуется широкой известностью. Археолог Спицын А. С. в своей статье «Бологовская стоянка каменного века» (ЗОРСА-1, вып. 1, Спб, 1903 г, стр. 239-277) пишет: «…Материал, открытый П. А. Путятиным на Бологовском мысу, мы принимаем смелость назвать важнейшим из всего, что до сих пор собрано в России по каменному веку…».
П. А. Путятину удалось напасть на стоянку, заселявшуюся в течение очень длительного времени каменного века и содержавшую в себе назличные напластования то же далекой эпохи.
Бологовское озеро, на берегу которого была обнаружена стоянка, делится на 4 отдельных плеса: Подлипьевский, Высоцкий, Медведевский, Бологовский. Два последних соединялись в то время сравнительно глубоким проливом, носившим название «Ворота на узях». На мысу, которые носил название «Рожка», была обнаружена стоянка. В настоящее время по этому мысу проходит дорога – продолжение Первомайской улицы, а через пролив перекинут Первомайский мост. Ширина «Рожка» была до 10 сажен (около 20 метров), высота – 6 футов (около 2 метров). Берега мыса круто спускались к воде.
Путятину удалось выявить на мысу 5 отдельных культурных напластований. Каждый культурный слой исследовался отдельно, подвижною траншеею с помощью просеивания земли через металлическое сито. Найденные предметы собирались в отдельные ящики и сортировались.
В древнейшем слое, относившемся к ледниковым образованиям были найдены отбивные каменные орудия, скребки, резаки, пилки; во втором, третьем и четвертом слоях были обнаружены кости животных и человека, а также полированные орудия, орудия из кремня, украшения (кольца).
В последнем, пятом слое найдены железные поделки, черепки посуды с сетчатым орнаментом, а также куски озерной руды, шлака, поделки из меди, кусочки оплавленного стекла.
В раскопках других стоянок на мысе Высоком (Бологое-2) и озере Пирос позже участвовал знаменитый русский художник, археолог, ученый Николай Константинович Рерих (1874 – 1947). Он посетил Бологое по поручению русского археологического общества для проверки состояния памятников старины и участвовал в 1902 году в археологических раскопках вместе с сыном П. А. Путятина, Михаилом Павловичем Путятиным. В протоколах заседания от 19 февраля 1905 года имеется сообщение Н. К. Рериха «О каменном веке на озере Пирос». «…Место настоящих раскопок было случайно найдено князем М. П. Путятиным, обратившим внимание при проезде земскою дорогою около берега озера на огромное количество кремней, лежащих в двух пунктах берега. Находка вызвала нашу с ним поездку. Всего было три пункта раскопок. Находки однотипные с предметами, орудиями труда Бологовской стоянки…».
Выявление новых стоянок каменного века в Бологовском районе, их раскопки и изучение продолжались профессором Ленинградского института археологии Петром Николаевичем Третьяковым. В 1935 году он руководил археологической экспедицией студентов ЛИФЛИ. А в 1972 – 1974 годах на берегу Бологовского озера на Высоцком плесе, Озеревках работал с экспедицией Ленинградского археологического института сын профессора, ст. научный сотрудник института, кандидат исторических наук Виктор Петрович Третьяков. Его пригласил сюда директор Бологовского краеведческого музея Николай Иванович Дубравицкий. В работе этой экспедиции принимали активное участие члены краеведческого кружка средней школы № 12. Результаты раскопок были опубликованы в журнале «Советская археология» № 2 за 1977 год. В статье «Поселение Бологое-2 в Калининской области» В. П. Третьяков рассказывает: «…Поселение Бологое-2 находится на берегу Бологовского озера в северной части Калининской области, в 4-5 км. от знаменитой Бологовской стоянки, раскопанной князем П. А. Путятиным, материалы которой в 1903 году были опубликованы А. А. Спицыным».
В течение трех лет напряженной работы было обнаружено более 2350 фрагментов керамики, 240 орудий труда, 500 отщепов со следами обработки, более тысячи отщепов без ретуши. В ходе раскопок под культурным слоем в материке были обнаружены 10 западин с находками неолетической эпохи. Размеры ям колебались от 30 кв. см. до 3 кв. м. Были обнаружены 4 крупных камня диаметром до 40 см. В центральной части стоянки в культурном слое было зафиксировано 38 небольших камней, среди которых попадались отдельные угольки, фрагменты неолитической посуды. Обнаруженная стоянка в Бологое-2 относится ко второму тысячелетию до новой эры. На эту дату указывают фрагменты с оттисками рамчатого штампа и сланцевый шлифовальный топорик.
Богатый материал, собранный археологами на протяжении многих лет на Бологовских стоянках каменного века, позволил установить, что по берегу Бологовского озера с незапамятных времен селилирсь люди, которые пользовались каменными и костяными орудиями. Первоначально это были грубооббитые, заостренные осколки кремния, а позже прекрасно отполированные каменные топоры, долота, тонко выделанные наконечники стрел, навертыши и другие предметы.
На территории нашей области открыли немало поселений так называемой «дьяковской культуры». Первые такие поселения были найдены недалеко от села Дьякова под Москвой. Они и дали название всем поселениям подобного типа. Всех их относят к периоду с IY века до н. э. по IY век н. э. Для защиты от набегов соседей жители укрепляли свои городища валами, насыпанными на толстом зольном слое, отделяли глубокими рвами. В нашем районе были найдены подобные поселения, которые располагались по берегам Бологовского озера. Сведения об этом можно найти в сборниках археологического института (книга 3 за 1880 г.), в статье Путятина П. А. «Несколько замечаний о городищах окрестностей Бологое Валдайского уезда Новгородской губернии». Отчеты известного археолога А. А. Спицына за 1904 г. «О раскопках городища около Бологое близ имения «Красотка». Имеется в виду бывшее имение Пилсудского, которое располагалось в 400 метрах от нынешнего Первомайского моста. В 1935 году это городище исследовала археологическая экспедиция студентов ЛИФЛИ. Руководил работами археолог-славенист, доктор исторических наук Петр Николаевич Третьяков. Основные работы его посвящены происхождению и древнейшей истории восточных славян. Он пишет в дневнике учебной археологической экспедиции студентов ЛИФЛИ: «В районе Ленпоселка было городище на берегу озера южнее моста. Городище со сложным некогда укреплением. При раскопках нашли кости, несколько черепов, серп. На самом мысу обнаружены остатки усадьбы и парка, среди которого имеется кургановидная насыпь диаметром 8-9 метров и высотою 2,5 метра, поросшая лесом.
Главной целью экспедиции было детальное изучение городища, которое до Третьякова было исследовано Спицыным в 1903 году. Оказалось, что следы укреплений в виде валов и рвов шли вокруг всего городка. Длина площадки – 48 метров, ширина – 36 метров, и вся она занимала площадь не более 1100 квадратных метров. Были обнаружены остатки жилого помещения, очаг, несколько ям от столбов. Большую часть материалов составляет керамика, обломки сосудов с сетчатым узором. Найдены могильные камни, часть железного серпа, ножи, обломок грузила, два бронзовых украшения (бляшка и серьга). Люди, живущие в этом городище, занимались разведением животных, рыболовством, охотой, а позднее – земледелием.
Но не только городища удалось открыть археологам в Бологое. По берегам озера были обнаружены жальники с могилами и курганами. Жальники – это древние могилы, обложенные снаружи камнями. Они были расположены преимущественно на территории Псковской и Новгородской областей. Располагались жальники на естественных возвышенностях вблизи рек и озер. Древнейшие из них (а жальники относятся к XII – XY векам) имеют каменное ограждение в виде круга, более поздние обнесены четырехугольником из крупных валунов. Обычно жальники имеют один скелет, однако в некоторых встречаются и несколько. Очевидно, могила в таких случаях является семейной гробницей. В отдельных жальниках находят следы тризны – черепки от горшков, а при погребенных – украшения, глиняную посуду. Раскопки курганов вблизи Бологое подтверждают это.
В 1879 году Почетный член археологического института В. Прохоров вместе с князем Путятиным производил раскопки курганов близ Бологое. Вот что он пишет об этом: «Осенью 1879 года мне пришлось раскопать с князем П. А. Путятиным подле его имения, находящегося при селе Бологом, несколько курганов, довольно замечательных по своей обстановке, и в верстах 25 от Бологого в деревне Любитово курган необыкновенный по складу и древности. Первые, находящиеся на полях, отстоящих от Бологого в двух верстах, входят в состав целого кладбища древних языческих могил. Чтобы убедиться, какого рода эти могилы, мы раскопали некоторые из них, более замечательные. Начали с самого большого кургана. После известных всеобщих погребальных признаков, то есть насыпальных слоев песку, уголья, в этом кургане оказалось восемь скелетов, которые лежали головами на восток. Две пары скелетов – мужской и женский – лежали рядом, один подле другого. Четыре детских скелета разных возрастов лежали посередине кургана между означенными двумя парами. В одной из этих парных групп на женской голове заметны следы трех ударов, нанесенных острым орудием выше лба. Видно, что смерть этой женщины с белым рядом зубов была насильственной». Это еще раз подтверждает гипотезу о том, что у древних народов существовал обрядовый обычай, по которому жена должна была быть предана насильственной смерти и погребена рядом с умершим мужем. Раскопки кургана подтверждают существование у славян и других погребальных обрядов: класть в могилу различные предметы: посуду, оружие, запасы пищи. Близ деревни Подлипье (2 км от турбазы «Озерная») было обнаружено древнеславянское кладбище. Археологи относят его к XII – XIY вв.
Снова обратимся к записям В. Прохорова, относящимся к раскопкам этого кладбища: «…В прочих небольших могилах кладбища найдено по одному скелету, некоторые из них погребены в толстых деревянных гробах или выдолбленных сосновых колодах, которые от времени превратились в красно-бурые гнилушки.
Во всех этих могилах ничего не оказалось, кроме разбитых черепков грубой ручной работы горшков, которые при самом погребении наскоро выделывались для поминальных яств и после совершения обрядов разбивались и клались на могилу покойного».
Результаты археологических исследований с полной уверенностью убеждают нас, что на берегах Бологовского озера и озера Глубокое в древности были поселения родовых общин – предков славян, каждое такое поселение принадлежало одному роду и состояло из небольшого числа землянок и шалашей. Жители занимались рыбной ловлей, охотой, скотоводством и земледелием.
Интересным памятником старины в нашем крае являются рай-городки, найденные по берегам озера Глубокое. Это ни что иное, как сторожевые наблюдательные посты (так их определил археолог – историк А. Савельев). В 1904 году археолог А. А. Спицын произвел небольшие раскопки одного из таких рай-городков, где обнаружил культурный слой не менее пол-аршина, множество черепков, преимущественно с сетчатым орнаментом. «Один случай заставил меня заняться этим городком, - писал он. – Начальник Бологовских железнодорожных путей Зиммерлинг охотился в этой местности с Иваном Подиным. Его собака в одном из валов исчезла в кустах. Думали, что она преследовала барсука. Охотники раздвинули кусты и открыли ход, обложенный камнями, по которому Подин прошел несколько шагов, но побоялся идти дальше и вернулся. Путятин просил еще раз отыскать ход, но старания их и моего сына оказались тщетными».
Рай-городок заинтересовал и П. Н. Третьякова во время экспедиции в 1935 г. В своем дневнике он пишет: «Оно (укрепление) очень интересно. Представляет собой овальное всхолмление на крутом берегу озера выостою не менее 25 – 30 метров над уровнем озера, что являлось самой высокой точкой на его берегах. Площадка верхняя 70 на 50 шагов. Холм подвергался значительной обработке. Валы высокие – с юга до 1 метра, с севера – 2 метра. Городище опоясано прекрасно сохранившимся валом высотою до 1,5 метра. С юга, там, где склон более крутой, за валом следует ров, снова вал и еще ров». Как отмечает Н. П. Третьяков, редко встречается городище, сохранившееся так хорошо. «С вершины городка открывается прекрасный вид – вся окружающая местность видна на 12 – 15 км. На другой стороне Глубокого озера, как раз напротив «райков», лежат еще два городка, не имеющие своих названий и менее высокие. Какое назначение имели все эти городки – не беремся решать.
Археолог-историк А. И. Савельев в письме к А. А. Туган-Мирзе-Барановскому о значении «рай-городков» дает следующее разъяснение: «Описанные здесь городки представляют весьма интересный материал для исследований историков и археологов, в особенности потому, что находятся не где-нибудь на границах древней России, не на окраинных местах, подвергавшихся частым набегам многочисленных врагов, а лежат внутри России на земле одной из Новгородских пятин. Если мы примем в соображение, что означенные земляные окопы сохранились не вблизи старинных городов, не на торговых путях, то становится ясным, что эти городки составляют так называемые сторожевые посты, с которых можно было обозревать местность на дальнее расстояние и в случае приближения неприятеля своевременно давать знать об угрожающей опасности. На предположение, что это было не что иное, как сторожевые военные пункты, наводит еще и то, что они имеют стесненное внутреннее пространство, невыгодное для постоянного поселения и неудобное для длительной обороны. Стало быть, городки эти могли служить для размещения караульных и только для временного их помещения. Известно, что в местности, где находятся эти городки, во времена очень давние, двигались русские дружины, со своими князьями, враждовавшие между собой, как, например, суздальские князья Юрий и Андрей, первенствуя на северо-востоке России, силою хотели покорить новгородцев. Описанные выше земляные постройки принадлежат к тем старинным земляным окопам, которые следует отнести к разряду сложных оборонительных оград, состоящих не из одной ограды, а из нескольких. Это доказывают уцелевшие до сих пор валы, рвы и исчезнувшие давно бревенчатые заборы.
Что же касается того, что эти окопы должны были принадлежать к временам очень древним, этому свидетельством служит их начертание: у всех первобытных народов (не исключая и западных славян) окопы представляют форму круглую, овальную или из прямых линий с одним исходящим углом при полном отсутствии обороны. То же самое их предположение, что эти окопы принадлежат старине – подтверждает и профиль этих земляных окопов».
Рай-городки, расположенные по берегам озера Глубокого, историки относят к постройкам XII – XIII веков.